Верховина: закарпатские украинские народные сказки

Сын лесника

Было у лесника три сына. Пришла пора отцу помирать. Созвал он сыновей и передал им свою службу. Растолковал, как надо леса сторожить, а в один лес ходить не велел.

— Люди его Мертвым лесом зовут, — сказал старик. — Я сам там не бывал, и вам строго-настрого запрещаю.

И помер. Схоронили братья своего отца, поплакали, погоревали и взялись службу его выполнять. Ходят с ружьями, леса стерегут. А младший брат — Микола и говорит:

— Надо бы нам Мертвый лес посмотреть.

Старшие братья испугались:

— Не говори так, Микола! Помни, что отец перед смертью сказал.

А Микола свое:

— Ничего с нами не станется! Возьмем клубок ниток, будем за собой ниточку тянуть и по ней обратно выйдем.

Так и сделали. Чтобы крепче было, сплели из ниток длинную-предлинную веревку, привязали ее конец к буку на опушке и пошли все трое вглубь Мертвого леса. Там увидели много всяких зверей — и больших и малых. Не утерпел Микола, выпалил из ружья. Звери стали разбегаться и порвали веревку. А без нее братья сразу заблудились.

Бродили они по лесу до ночи. В какую сторону не пойдут, все на прежнее место возвращаются. Закружил их Мертвый лес. Микола говорит:

— Переночуем, братья. Утро вечера мудренее.

Разложили костер, поужинали. Спать им захотелось, а всем нельзя ложиться: ночью может нежданная беда нагрянуть. И говорит Микола старшему брату:

— Ты, братец, покарауль, а мы спать ляжем.

Двое спят, а третий с ружьем у костра сидит. В полночь налетела буря. Лес зашумел, застонал, ветер деревья к земле клонит. И вдруг видит старший брат: шагает прямо через вершины столетних буков громадный Темный человек. Жутко старшему брату стало, понял он, что это лесной дух идет. Темный кричит:

— Эй, несчастный! Сойди с моей дороги, а не сойдешь — смерть тебе!

Хоть как страшно было старшему брату, но он вскинул ружье к плечу, прицелился в самое сердце Темного и крикнул:

— Стой! Не смей сюда подходить!

Лесной дух остановился, сердито завертел своей черной, как сажа, головой, но сказал уже помягче:

— Уступи мне дорогу, молодец. Получишь такой подарок, что всю жизнь меня благодарить будешь.

Старший брат не опустил ружье и крикнул:

— Что еще за подарок!

— Дам тебе диво-шапку. Как наденешь ее, никто тебя не увидит!

И кинул Темный к ногам хлопца шапку-невидимку. Подобрал ее старший брат, уступил дорогу лесному духу, а утром промолчал — не рассказал братьям ни о том, кого ночью видал, ни о его подарке.

Пошли хлопцы искать выход из Мертвого леса. Весь день кружили по чаще, а к вечеру опять пришли на то же место, где прошлую ночь провели. Оставили среднего брата караулить, а старший с Миколой спать легли.

В полночь налетела буря. Лес зашумел, застонал, ветер деревья к земле клонит. Идет лесной дух. Кричит он среднему брату:

— Эй, несчастный! Сойди с моей дороги, а не сойдешь — смерть тебе!

Жутко было среднему брату, но он тоже не сошел с дороги, вскинул ружье, прицелился Темному в самое сердце:

— Здесь не пройдешь — застрелю!

Остановился лесной дух, сердито завертел своей черной, как сажа, головой и сказал уже помягче:

— Уступи мне дорогу, молодец. Дам тебе волшебную дудочку: подуешь в нее, и встанет за твоей спиной полк воинов. А мало тебе одного полка, снова в дудку подуй: сколько раз задудит она, столько полков будет под твоей командой.

Взял средний брат дудочку, пропустил Темного, а утром ничего братьям не рассказал.

И третий день зря кружили они по Мертвому лесу. К вечеру пришли на то место, откуда утром ушли. Микола говорит:

— Ну, братья, ложитесь спать. Я буду караулить.

Сел Микола у костра, положил на колени ружье. В полночь налетела буря. Лес зашумел, застонал, ветер деревья к земле клонит. Идет лесной дух. Кричит он Миколе:

— Эй, несчастный! Сойди с моей дороги, а не сойдешь — смерть тебе!

А Микола прицелился ему в самое сердце:

— Не иди дальше — застрелю!

Остановился лесной дух, сердито завертел своей черной, как сажа головой и сказал:

— Не стреляй в меня, молодец! Дам тебе чудо-кошелек: сколько не возьмешь из него денег, а он все полон будет.

Микола говорит:

— Брось его к моим ногам!

Кинул Темный к ногам хлопца кошелек и спрашивает:

— Теперь пропустишь меня?

— Не пропущу, — отвечает Микола, — пока не покажешь нам дорогу домой.

Темный говорит:

— Возьми топор и сделай зарубку на буке, что растет справа от тебя. Утром посмотришь: с какой стороны дерево стесано, туда и идите.

На рассвете Микола разбудил братьев:

— Вставайте скорее, домой пойдем!

Посмотрел он, с какой стороны на буке кора стесана, и повел братьев в ту сторону. Долго шли через такую чащу, куда и солнце заглянуть не может. Потом лес начал редеть, и хлопцы пошли навстречу свету. Вскоре увидали тропу, а она вывела их из Мертвого леса в чистое поле.

Обрадовались братья, присели отдохнуть. Микола и говорит:

— Ну, выкладывайте, что вам ночью лесной дух подарил?

Смутились братья, но, нечего делать, надо признаваться. Старший сказал:

— Я получил шапку-невидимку.

Микола взял шапку, надел на голову, чтобы проверить, не обманул ли их лесной дух.

— Братья, видите меня?

— Не видим, только голос твой слышим.

Скинул Микола шапку и опять стал видимым. Спрашивает среднего брата:

— А у тебя что?

— Волшебная дудочка.

Микола взял ее в руки, задудил. Оглянулся, а за спиной у него стоит полк. Все воины один в одного, кольчуги и шлемы серебром горят.

— Что прикажешь, царь наш? — спрашивает полковник.

— Ничего мне от вас ненадобно, — отвечает Микола. — Я только проверял, как вы мне подчиняетесь.

— Рады служить тебе, пресветлый царь!

Микола махнул рукой, и войско исчезло. Открыл он свой кошелек, выгреб все деньги, рассовал по карманам. Открыл второй раз, а кошелек снова полон. Микола раздал золото братьям, открывает кошелек третий раз, а он — как нетронутый.

Пришли братья домой, купили себе богатое поместье, живут припеваючи. Старший и средний женились, большое хозяйство развели, а младший собрался в путь-дорогу. Набрал из чудо-кошелька столько денег, сколько унести мог, взял шапку-невидимку и пошел.

Идет в стольный город и видит: у дороги шинок стоит, а в нем пьют-гуляют царевы генералы. Завернул Микола в шинок, закусил с дороги и пошел по городу. Зашел в лавку, купил себе генеральский мундир, красные сапоги со шпорами, разоделся и гуляет по улицам, слушает, о чем народ говорит. Услыхал, что у царя есть дочь-красавица, да одна беда — больно любит царевна в карты играть. И подумал Микола:

— А не сыграть ли мне с ней?

Подошел к царскому дворцу, надел шапку-невидимку, стража его не видит. В палатах снял шапку и открыл дверь в светелку царевны.

Хлопец он был собою видный, да еще и разодет по-царски. Девушка улыбнулась, поманила его к себе, кинула на стол колоду карт. Стали они играть. Микола большие ставки делает, а царевна все выигрывает.

Два дня и две ночи они в карты резались. И царская дочь выиграла у Миколы все деньги, которые он с собой захватил. Ушел младший сын лесника от царевны с пустыми карманами.

Пришел к своим братьям и просит:

— Дайте мне чудо-кошелек.

— Зачем он тебе? — говорят братья.— Бери денег, сколько хочешь, а кошелек дома оставь.

— Нечего ему тут зря лежать. Уж лучше его заложить под проценты.

Взял Микола кошелек и опять пошел к царской дочке в карты играть. Сыплет деньги горстями, и все проигрывает. Резались они в карты четырнадцать дней и ночей. Царевна столько золотых выиграла, что уж не знала, куда их складывать. Дивится она: откуда у молодого кавалера такие деньги! И сказала сама себе: «Надо узнать».

Подпоила царевна Миколу хмельным вином. Уснул хлопец мертвецким сном, а царевна давай его обыскивать. Нашла кошелек, потрясла им, и посыпались червонцы, как орехи из мешка...

Утром проснулся Микола, и сели они снова в карты играть. Царевна опять выиграла. Сунул хлопец руку в карман, а платить проигрыш нечем... Встал он из-за стола и молча ушел.

Дома взял волшебную дудочку, вышел в чисто поле и задудил раз, второй, третий. И укрылось все поле отборным войском. Шлет Микола гонца к царю, войну ему объявляет. А царь тот был отцом девушки, которая обыграла в карты младшего сына лесника.

Собирает царь дружину и идет к границе. А там Микола уже ждет его со своим войском. Началась сеча. И видит царь — плохо его дело: с вражьей стороны все подходят да подходят свежие полки. (То Микола в дудочку свою дудит!)

А хитрая царевна тоже здесь. Переоделась она в офицерскую форму и пошла на войну. Царь говорит дочке:

— Эх, пропадает наше царство!

Пробралась царевна во вражий стан, подкралась к Миколе сзади, увидела его дудочку. Изловчилась девка — хвать!.. и крикнула:

— Марш за мной, не то застрелю!

Кончилась война. Схватили царские дружинники Миколу, ведут на суд. Присудили ему судьи: смерть!.. А царевна крикнула: «Нет!» И сама придумала ему кару — выколоть глаза, посадить на телегу, отвезти в темный лес и оставить там. Пусть идет слепой, куда хочет...

Бродит слепой Микола по лесу. На деревья натыкается, колючий кустарник в кровь его царапает. И вдруг повеяло на него запахом свежих яблок. Пошел слепой на сладкий дух и нащупал ногой яблоки. Согнулся, подобрал одно — большое, душистое. Откусил — сочное сладкое, будто мед. Сел под яблоней, ест. А наелся вдоволь, прилег, задремал.

Проснулся — вся голова зудит. Хотел почесать, поднял руку и... нащупал у себя на темени рога. Большие, как у вола. Горько заплакал Микола: мало того, что слепой, так еще и рога выросли.

Побрел по лесу дальше. Снова проголодался и вдруг чует — грушами запахло. Нашел грушевое дерево, сел под ним, ест сладкие груши. Наелся, и сон его сморил. А когда проснулся, опять голова зудит. Поднял руку, схватил свой рог — шатается, второй тоже. Скоро рога совсем отпали.

Дальше бредет слепой. Пить ему до смерти хочется. И слышит, где-то рядом вода журчит. Стал на колени, припал губами к источнику. Как напился, плеснул себе в лицо. И сразу прозрел: была то живая вода!

Повеселел Микола. Отыскал в лесу ту яблоню и грушу, которые его от голодной смерти спасли. Сорвал с каждой по три плода и пошел в стольный город.

Приходит. Сел на базаре — продает три лесные яблока и три груши. Многие паны к ним приценивались — больно уж крупны, румяны, сочны. Да никто не купил: просит Микола за яблоки и груши по тридцать тысяч. Смеются паны — с ума спятил хлопец!..

А младший сын лесника отнес свои яблоки в лавку, а груши припрятал. Говорит купцу:

— Уложи яблочки в вату и выставь напоказ. Никому не продавай, только царевне. У нее денег много, сколько даст — все твои.

Купец так и сделал. Идет мимо лавки царская дочь, и таким на нее ароматом свежих яблок повеяло, что не выдержала, зашла. Отдала царевна купцу за три яблока тридцать тысяч. А дома положила каждое в хрустальную вазочку и поставила на стол.

Пообедала царская семья, и все взяли себе по яблоку — царь, царица и царевна. К вечеру у них головы зазудели, а ночью — повыростали на темени воловьи рога.

Что тут было!.. Всполошился весь царский двор. Велел царь лекарей созывать. Много их приходило, да ни один не помог. Все говорят:

— Срезать рога нельзя, помрут и царь, и царица, и царевна.

А Микола купил себе лекарскую шапочку и пошел к главному царскому лекарю.

— Я берусь царя вылечить, а деньги за это ты возьмешь. Только запри больного в отдельной светлице, ключ мне отдай: я лечить буду так, чтобы никто не видел.

Царь на все согласен, лишь бы рога свои сбросить. Приходит Микола в светлицу, где царь заперт. Вынимает молоточек — стук, стук по рогам — и говорит:

— Вылечить вас можно бы, пресветлый царь. Да уж немолоды вы, а надо девять дней пробыть без пищи и получать по двадцать пять плеток в день. Выдержите ли?

Царь отвечает:

— Будь, что будет. Если уж суждено мне помереть, то хоть бы без рогов. Потерплю.

Сжалился Микола над стариком: не стал его плеткой бить и давал каждый день чаю с сухарями. Только напугал царя до полусмерти.

На девятый день Микола почистил лесную грушу, нарезал ее мелкими кусочками и дал царю. Тот съел, а через час кричит:

— Пан лекарь! Чего это у меня по всему темени такой зуд?

— Выздоравливаете! — отвечает Микола.

Ночью рога у царя отпали, а утром лекарь говорит:

— С вас, пресветлый царь, за лечение столько-то и столько причитается. Давайте деньги, мне домой пора.

Взмолился царь:

— Ой, пан лекарь! У меня жена и дочь тоже с рогами. Все свое добро отдам, только вылечите их!

Долго пришлось уговаривать Миколу, пока он сказал:

— Ладно, ведите сюда царицу.

Пришла она, а рога такие, что еле-еле в дверь протиснулась. Лекарь постучал молоточком по рогам и спрашивает:

— А выдержите, мать-царица, девять дней строгого поста и двадцать пять плеток ежедневно?

Не есть, не пить царица согласилась. Ну, а что до плеток, то слезно просила — нельзя ли без них. Лекарь сказал:

— Так и быть, попробуем вылечить без плеток.

На девятый день Микола дал царице грушу. Старуха жадно съела сладкий плод, и рога ее отпали. Лекарь говорит:

— Умаялся я с вами! Платите за лечение, недосуг мне.

А царица — в слезы. На коленях просит:

— Миленький! Дочка наша с рогами... Покуражился Микола для виду, а потом и говорит:

— Что с вами поделаешь! Ведите царевну.

Как переступила она порог светелки, так и узнала того, кому велела глаза выколоть. Кинулась было к двери, но Микола успел запереть ее на ключ. Говорит:

— Попалась, голубушка, в мои руки! Держись, дам я тебе...

Взял молоток да так по рогам стукнул, что у царевны искры из глаз посыпались, а в голове словно колокола соборные загудели.

— Девять дней просидишь здесь без пищи и воды. И всыпать тебе буду ежедневно по двадцать пять горячих! А не хочешь, так ходи до смерти с рогами...

И начал он ей отсчитывать каждый день по двадцать да еще и пять. Просилась царевна:

— Ой, Микола, ой золотой мой! Отдам тебе и дудку волшебную и чудо-кошелек! Карт больше в руки не возьму, только не бей так больно!

А Микола приговаривает:

— Терпи науку, чтобы помнила!

На девятый день грушу ей дал. Как отпали у царевны рога, она забыла от радости и голод и плетку. Говорит Миколе:

— Прости мне, родненький, за все, чем я тебя обидела, а я тебе уже простила. Лучше нам пожениться. Я не дура, а ты вдвое умнее...

И поженились они. И сказка окончена.

© Дизайн: S&A design team
© Все права принадлежат народу
Обратная связь
Карта сайта
расширенный
Историческая справка:
Записана П. Линтуром в селе Горинчево, Хустского района, от А. Калина. Впервые опубликована в сборнике «Закарпатские сказки Андрея Калина», Ужгород, 1955 год.