Верховина: закарпатские украинские народные сказки

Иванко — царь зверей

Начинается сказка с мужа и жены. Счастливо жили они со своими малыми детками — Иванком и Марикой. Счастливо, но недолго. Умерла жена. Муж в большом горе был, сам нянчил детей девять лет, а на десятом году взял в дом служанку. Раньше она приходила к нему как соседка, утешала.

И сказал он ей:

— Давай поженимся. А она отвечает:

— Не пойду я за тебя, у тебя двое детей.

— Куда же я их дену? Не убивать же их!

— Не бери на душу такой грех, а отведи детей в лес, там они заблудятся и домой не вернутся.

Послушался вдовец. Взял детей за руки и повел в лес. Далеко завел и говорит:

— Подождите тут, я пойду дров нарублю.

Оставил детей, отошел недалеко, привязал колоду к буку: ветер ее качал, а детям казалось, что отец дрова рубит. Иванко и Марина уже подросли, в школу ходили, и они запомнили, какой дорогой шли в лес. Долго сидели дети в лесу, а когда увидели, что отца нет, Иванко говорит:

— Идем помаленьку домой.

Уже стемнело, когда они пришли к своей хате. Смотрят в окно, а там сидит служанка с отцом, ужинают. Сели дети под крыльцом, не смеют войти в хату. Слышат, отец говорит:

— Боже, боже, что там в лесу делают мои дети?

А они откликнулись:

— Нянько, мы пришли.

Служанка, как услышала голос детишек, сразу ушла, только сказала:

— Отведи их опять в лес, иначе не буду с тобой жить.

Утром вдовец отвел детей еще дальше в лес и наказал им:

— Сидите у огня, грейтесь. Я лес посмотрю и вернусь.

Сидят дети до самой ночи, а отца все нет. Когда стемнело, стали они искать дорогу домой. Ходили, ходили по лесу и заблудились. Проголодались. Тогда говорит Иванко Марике:

— Я разведу огонь, а ты поищи, чего бы покушать.

Ничего девочка не нашла, только корней хрена нарвала под кустами. Иванко взял хрен и положил в огонь.

— Пусть печется, может, не будет такой горький.

Легли спать рядышком, головами на две стороны. Крепко уснули. Ночью приходит медведь, смотрит — никогда такого зверя не видал: две головы, одна с одного конца, другая — с другого! Ничего им медведь не сделал — понюхал и ушел. После него пришел волк, испугался двух голов, убежал. И много зверей подходило к спящим детям, но не тронули их.

Раненько утром дети встали, умылись и собрались идти дальше. Вспомнил Иванко, что он положил хрен в огонь. Разгреб золу, смотрит: прекрасный хлеб лежит. Стали они есть этот хлеб. Едят, а он все целый.

Отправились в путь, бродят в темном лесу, не знают, в какой стороне их дом.

Много дней бродили они по лесам. Одичали. Пришли как-то на поляну, присели отдохнуть, греются на солнце. Видит Иванко невдалеке явор высокий без единого сучка, только на самой верхушке три ветки. На нижней ветке висит красивая рубашка, на средней — ружье, на верхней — сабля. И подумал Иванко: «Как бы это все мне пригодилось, да как достать!».

Присмотрелся и видит — на рубашке надпись золотыми буквами: «У кого хватит ловкости взять эту рубашку, тот станет силачом на семь государств, а кто достанет ружье на ветке и семь пуль под явором да выстрелит, то его пуля облетит третью часть света и вернется сюда же, к явору. А саблю кто достанет, тот изрубит столько врагов, сколько задумает».

Говорит Иванко сестре:

— Дурак какой-то это написал. Не может такое быть правдой.

Но сам полез на явор. Лез долго, а когда добрался до половины, неведомая сила начала его вверх тянуть. На верхушке мальчик сел между ветвями, отдохнул и забрал все, что там висело: саблю, ружье и рубашку.

Особенно радовала его рубашка. И говорит Иванко:

— Марика, я чувствую, что стал силачом на семь государств.

Пошли они дальше в дремучие леса. Увидели там старый бук, широкий, ветвистый. Говорит Иванко:

— Если б я был такой сильный, как на рубашке написано, то смог бы вырвать это дерево с корнем.

Положил руку на бук, и тот согнулся. Марика закричала:

— Братец, не шатай дерево, упадет.

Увидал Иванко, что бук сгибается, взялся за него и другой рукой. Рванул и вырвал из земли, перевернул верхушкой вниз, а корнями вверх. Затем взял сестру на руки и понес.

Идут дальше темными лесами. Видят: на одной полянке блестит что-то. Подходят, а то камень, и свет в нем мерцает, будто свеча внутри горит. Ударил Иванко ногой камень, а он рассыпался в прах. И видят: уходит под землю лестница. Спускаются вниз, а там дверь. Разбил Иванко дверь, а за нею печь, в печи огонь и варится что-то. Вышла из другой комнаты девушка лет семнадцати и говорит:

— Заходите к нам, дам вам поесть, ведь вы голодные.

Поели они, попили, а девушка говорит:

— Теперь уходите прочь: живут тут двенадцать страшных разбойников, если застанут вас, то непременно убьют. А Иванко отвечает:

— Нам все равно. Нянько нас бросил в лесу, чтобы мы погибли.

В полночь земля вдруг заколыхалась — пришли разбойники. Смотрят: двери разбиты. Начали судить-рядить: «Что делать? Зайти в дом или бросить все наше добро и дай бог ноги?!»

И говорят старшему:

— Как прикажешь, так и будет.

А он отвечает:

— Хлопцы, неохота оставлять наше золото-серебро... Но, видать, была тут великая сила, если и камень и дверь разбила.

Подумал еще и сказал:

— Была не была, хлопцы, идем в хату!

Заходят разбойники и видят: за их столом мальчик с девочкой — и больше никого нет. Разбойники не обратили внимания на детей, развесили свои ружья по стенам и сели ужинать. Поужинали, а старший приказывает:

— Принесите пива.

Вскочили трое и быстро принесли три бочки пива. Тогда старший говорит Иванку:

— Если ты мизинцем вышибешь дно из бочки и выпьешь ее всю, останешься живой. А нет — злой смертью умрешь.

Иванко отвечает:

— Прежде вы так сделайте, а я посмотрю.

Подошел старший к бочке, ударил пальцем в днище, вышиб его, поднял бочку и всю выпил. Здоровый был парень!

— Ну, теперь ты!

Иван ударил мизинцем по дну другой бочки, обручи на ней лопнули, и пиво разлилось. Испугались разбойники, схватились за оружие, окружили Иванка, закричали:

— Руки вверх!

Рассмеялся Иванко:

— Послушайте, люди добрые, думаю, что вы разрешите мне перед смертью сказать три слова и выкурить три сигарки.

Когда докуривал последнюю, выхватил саблю и мигом срубил одиннадцать разбойничьих голов. А старший разбойник схитрил: сразу упал, только ухо ему Иванко отсек. Иванко вынес убитых в пустую комнату, запер ее на крепкий замок, а сам пошел осматривать весь разбойничий притон. В одной из комнат было столько золота, что посредине осталась только узенькая дорожка, во второй лежали груды одежды, в третьей — зерно, мука. Иван осмотрел все хозяйство и говорит девушке, которая готовила им есть:

— Девушка, как ты сюда попала и чья ты?

— Я царская дочь. Разбойники напали на нас и забрали меня с собой. Я здесь уже шесть лет живу.

— Теперь можешь идти домой.

Поблагодарила девушка и ушла домой, к своему отцу. А Иванко говорит сестре:

— Сестрица, я пойду поглядеть на наши леса.

Не сиделось ему, большую силу в себе чувствовал. Не боялся ничего, думал, что убил всех разбойников. Когда Иванко ушел, старший разбойник встал и крикнул из-за двери:

— Марика, подойди-ка сюда!

— Чего тебе?

— Будь добра, сходи к горному источнику, набери живой воды и впусти в замочную скважину.

Послушалась его Марика. Впустила воду в замок, и он открылся. Разбойник вышел, помазал ухо живой водой, и ухо приросло. А Марике говорит:

— Не хочешь ты, чтобы я стал твоим мужем?

— Хочу, ты красивый.

А разбойник опять:

— Но мы не можем пожениться. Ты ведь не соглашаешься погубить своего брата.

Марика крепко задумалась, а разбойник ее поучает:

— Когда Иван вернется домой, притворись больной и скажи, что надо тебе поесть волчьего мяса, тогда, мол, выздоровеешь. Он пойдет за волчатиной, а волки его разорвут.

У разбойничьего притона росла груша, которая в любую пору года расцветала, если чужой человек подходил к дому. Выглянул разбойник в окно — груша цветет. Быстро спрятался в комнате, где трупы его товарищей лежали. Приходит Иванко и видит: сестра в постели стонет. Жалко ему ее стало.

— Что с тобой, Марика?

— Нездоровится мне. Поела бы я мяса маленького волчонка. Может, тогда выздоровею.

Пошел Иванко в лес. Встречает старую волчицу с пятью волчатами. Зарядил ружье, стал на колено, прицелился. А волчица говорит человеческим голосом:

— Иванко, не убивай моего детеныша, а то пуля пролетит третью часть света и вернется назад под тот явор, где ты ее нашел. Лучше возьми живого волчонка и отнеси своей сестре. Она есть не станет, а ты его вычеши и отпусти.

Иванко взял живого волчонка и понес сестре. Смотрит разбойник — груша цветет.

— Марика, Марика, не ешь волчонка, а скажи, что хочешь мяса медвежонка.

Пошел Иванко опять в лес. Встречает старую медведицу с медвежатами. Только собрался выстрелить, а медведица говорит:

— Иванко, не убивай моего детеныша, а то пуля пролетит третью часть света и вернется назад под тот явор, где ты ее нашел. Лучше забирай живого медвежонка и отнеси своей сестре. Она есть не станет, а ты его вычеши и отпусти.

Иванко так и сделал. Смотрит разбойник — груша цветет.

— Марика, не умирает твой брат.

Несколько раз подговаривал разбойник Марику, чтобы посылала своего брата за разными зверями, и каждый раз Иванко возвращался цел-невредим и приносил зверят. Тогда разбойник придумал еще одно, говорит он. Марике:

— Накажи брату, чтобы принес тебе ключевой воды из того родничка, что между двумя крутыми горами течет. А горы те одна о другую ударяются. Придет туда Иван, горы сдвинутся и раздавят его.

Пошел Иван по воду к торному роднику. Было это как раз в полдень, когда горы перестают ударяться. Набрал хлопец воды и понес сестре.

Придумал разбойник еще одно. Говорит Марике:

— Скажи ему, что, мол, там-то и там-то стоит двенадцать мельниц. Пусть принесет оттуда муки на токан1. А мельницы те открываются раз в двенадцать лет и мелют они человеческие кости. Там черти правят. Завтра двери на мельницах будут открыты, а когда Иван войдет, двери закроются. Там ему и конец.

Пошел Иванко за мукой на чертовы мельницы. Взял с собой свирельку, чтобы не скучно было. Присел отдохнуть на полянке и начал наигрывать. Все зверюшки лесные сбежались к нему и пустились в пляс. Дальше Иван пошел со своими зверюшками. Приходит на чертовы мельницы, а там двери настежь. Вошел Иван в одну, нагреб муки полный карман, едва успел наружу выскочить, как дверь захлопнулась. Все зверюшки бедные остались в мельнице.

— Плохо дело! Не пропал и там Иван, — говорит разбойник, увидев, что груша снова зацвела.

И наказывает он Марике:

— Скажи брату, что ты уже здорова. Он обрадуется, а ты приласкай его: «Намаялся, братец дорогой, устал. Хочешь, я тебя в парном молоке искупаю». Когда он выкупается, то разомлеет и заснет. А ты возьми конский волос, свяжи ему руки и скажи мне.

Так все и было. Просит Марика Ивана:

— Братец мой милый, хочу за труды твои сделать тебе приятное. Давай выкупаю тебя в парном молоке.

Искупался Иванко в молоке и сладко уснул. Тогда Марика связала ему конским волосом руки и позвала разбойника. Пришел он, забрал Иванову рубаху, а с нею и силу его. Толкнул разбойник Ивана:

— Вставай! Судить тебя будем.

И присудили они выколоть Ивану глаза и отпустить. Не хотел разбойник убивать Ивана, потому что тот его не убил. Выколол ему один глаз, а сестра говорит:

— Второй я выколю.

И остался Иван без глаз. Взял его разбойник на плечи, отнес в лес и бросил в колодец. Сидит Иван в колодце, не может наверх вылезть.

Пришли люди в лес на работу. Посылают они подручного воды принести. Взял он ведро, подходит к колодцу, а там что-то плещется. Испугался подручный, бросил ведро и — бежать. Рассердились лесорубы:

— Где вода?!

— Не принес я — в колодце черт!

Люди не могли лечь спать без воды, взяли цапины2, идут к колодцу:

— Не боимся мы черта!

Слышит Иван из колодца, что люди говорят, и кричит:

— Не убивайте меня, я чистая душа, а в колодец попал по несчастью.

Люди услыхали человеческий голос — вытянули Ивана и отнесли в свою колыбу3. Один дал ему штаны, другой рубашку, а третий — поесть.

Прожил Иван в лесной колыбе три года. Одни лесорубы уходили, другие приходили, и все кормили слепого. Подумал Иван: «Не от добра идут эти люди в лес. Нужда их гонит. А еще меня кормить надо. Уйду я отсюда, хотя, может, и жить на свете не буду».

Бредет слепой по лесу. Ударяется головой о деревья, исцарапался весь, трудно ему. Забрел в болото, не может ноги вытянуть, упал лицом в воду. И сразу прозрел: вода та была живая.

Вернулся Иван в колыбу лесорубов, взял пилу, цапину и начал работать. Три года работал, а заработок свой отдавал людям. Оставлял себе только на пропитание. Еще три года проработал и купил себе панскую одежду. Так прожил Иван с людьми в лесу девять лет. На десятом году собрался и пошел домой.

Приходит на раздорожье, а там сидит древний дед. Иван поклонился и говорит:

— Давайте, дедушка, меняться одеждой.

А дед был в лохмотьях, и отвечает он:

— Хлопче, что ты меня на смех подымаешь! Думаешь, я не был таким молодцем, как ты?

— Не смеюсь я над вами, дедушка, а вправду хочу меняться.

И они поменялись одеждой. Дед нарядился в Иваново платье, вынул из-под камня бутылочку с водой, побрызгался — и сразу помолодел. А Иван говорит:

— Ох, достать бы мне такой воды, чтобы стал я старым, как вы были.

Дед вынул из-под камня другую бутылочку, побрызгал Ивана — и тот сразу постарел на пятьдесят лет. И просит:

— Дедушка, дайте мне бутылочку с молодой водицей.

Дал ему дед обе бутылочки. И пошел Иван к своей сестре. Приходит и видит: стоит за высокой оградой новый дом, а под ним как был разбойничий притон, так и остался. Подошел Иван к воротам, прошамкал старческим голосом:

— Хозяюшка, сделай милость, отвори.

Вышла Марика, пустила нищего в дом, дала поесть. Нищий поел и захотел отработать: принес воды, дров, пошел в хлев, убрал навоз из-под скотины. Проработал до самого вечера и остался на ночь. В полночь приходит разбойник с полонины с волом на спине. Вошел в дом, смотрит — на скамье старый дед спит.

— Что за человек?

— Не бойся, это нищий. Я его покормила, а он отработал.

Сели разбойник с Марикой ужинать, потом в карты играли. Спать легли поздно. Разбойник сразу захрапел, а скоро и жена его уснула. В доме только Иван не спал, ворочался под своей гуней4, такой реденькой, как сито. Перед полуночью тихонько встал, подошел к постели, взял свою рубашку, саблю, ружье. Покропил себя молодой водицей и стал таким, каким был девять лет назад. Прохаживается по дому, будит разбойника и его жену. Те сразу узнали Ивана, страшно испугались.

Говорит Иван:

— Не буду я вас убивать и глаза ваши не стану выкалывать. Скажите только, где моя старая свирелька.

Марика нашла в чулане свирельку, и заиграл Иван свою любимую песенку. Услыхали ее звери, разбили все двенадцать дверей на чертовых мельницах и прибежали к Ивану.

И говорит медведь:

— Царь ты наш! Как услыхали мы голос твоей свирельки, то так дружно навалились на чертовы двери, что они разлетелись в щепки.

И кинулись звери на разбойника и разорвали его.

Марика сильно горевала по своему мужу. А Иван услыхал, что в соседнем царстве народ гибнет от засухи. Люди говорят, что Змей запер воду. Собрался Иван со своими зверюшками и пошел в то царство.

Пришли. Увидал народ под городскими воротами зверей, испугался. Прячутся люди в дома, запираются.

Иван видит: такая здесь засуха, что положи яйцо на землю, — сразу испечется. Заходит Иван в шинок, говорит шинкарю:

— Дай две бочки пива по сто пятьдесят литров.

Шинкарь открыл погреб:

— Бери себе сам, — говорит, — мне не вынести.

Выпил Иван триста литров пива и спрашивает:

— Какие у вас новости?

— Новости плохие: Змей позакрывал все источники. Трех моих дочерей уже отдали Змею за воду. Завтра черед царской дочери. Она девять лет назад вернулась домой из неволи.

Иван догадался, что это та самая девушка, которую он спас от разбойников. И говорит шинкарю:

— Веди меня к Змею!

Шинкарь хоть и струсил, да что поделаешь — пришлось вести.

Сел Иван на сруб колодца, в котором Змей жил, и ждет, когда царская дочь придет сюда за смертью своей. И видит Иван: едет в коляске царская дочь, а коней погоняет цыган. Он всех девушек отвозил к Змею. Царская дочь узнала Ивана и горько заплакала. Осадил цыган коней, хотел бросить девушку в колодец. Иван столкнул цыгана с коляски, сел на его место, но коляска тотчас по самые оси в землю вошла. Говорит Иван девушке:

— Не бойся, все равно не отдам тебя.

И вызывает Змея:

— Выходи, молодой пан! Царевна уже здесь.

Полезли из колодца двенадцать Змеевых голов, и Иван знай рубит их своей саблей. И все отсек. Взял нож, отрезал кончики от двенадцати Змеевых языков и положил в шкатулку. Подошел цыган, тоже отрезал от каждого языка по кусочку и спрятал.

Иван говорит:

— У меня еще дело есть, а ты, цыган, вези царевну домой.

Поехали они, проезжают мостом, а под ним уже вода потекла. Цыган остановил коней и грозит царской дочери, что бросит ее в воду, если она не подтвердит царю, будто он, цыган, Змея убил. Испугалась девушка и поклялась, что сделает так, как он велит. Цыган говорит:

— И женой моей будешь. Клянись, что выйдешь за меня, а нет — смерть тебе.

Девушка поклялась.

А Иван пошел к своей сестре. Когда он уходил из ее дома, то поставил две бочки для слез. И теперь хотел посмотреть, о ком Марика больше тоскует. Взглянул — в его бочке слезы на дне, а в разбойниковой — через верх. Опять пошел Иван со своими зверюшками в то царство, которое от Змея спас.

— Что нового? — спрашивает у шинкаря.

— Много новостей! Цыган убил Змея, и воды сейчас вдоволь. Завтра в царском дворце свадьба: цыган царевну в жены берет.

Услыхал эти новости заяц и говорит Ивану:

— Царь ты наш, отпусти меня на свадьбу к царевне.

Отпустил его Иван. Царевна приказала дворцовой страже впускать каждую зверюшку, которая на свадьбу придет. И зайца пустили. Взяла царевна его на колени, гладит, кормит и сразу повеселела. А косой просит, чтоб музыканты сыграли для него два танца.

Цыган сидит в палате на подушках под самым потолком. Как затанцевал заяц, две подушки из-под жениха сами собой выпали.

Просится волк на свадьбу. Не хотелось Ивану волка пускать, боялся, что тот беды натворит. Но серый обещал быть смирным. Прибежал он к воротам, а стража наутек.

Пришел волк в палаты, царевна угостила его бараниной. И волк заказал два танца. А когда танцевал, подскочил к цыгану и откусил ему обе ноги. Сидит цыган без ног, а все равно кричит, что хочет венчаться.

Волк побежал к Ивану и рассказал, что во дворце было. Просится медведь на свадьбу.

— Идемте все! — говорит Иван.

И пошли они в царские палаты. Увидела царевна Ивана, обняла, плачет, рассказывает, как цыган заставил ее клятву дать. Услыхал этот рассказ царь, но не поверил дочери: пусть, мол, докажут, который из двоих Змея убил.

Иван вынул из сумки змеевы языки. Царь видит, что это самые кончики, а кусочки, которые цыган показывал, срезаны позже. И понял царь, что цыган обманул его.

Звери разорвали цыгана, а Иван женился на царской дочери. Он и сестру свою на свадьбу позвал.

Пришла Марика, пила, ела, гуляла, а после свадьбы позакрывала всех зверей в царские хлевы. И родному брату своему яду в вино подсыпала.

Умер Иван. Все плачут, жалеют его. А зверюшки три дня заперты в хлевах без корму. Никто о них не подумал. И говорит медведь слону:

— Давай разбивать хлевы, видно, с нашим царем беда, раз нам есть не дают.

Развалили они хлевы и видят: царская дочь плачет над золотым гробом, а в гробу лежит Иван. Медведь повесил на шею лисицы две кошелки, положил в них две бутылочки. И принесла лисица из лесу живой и мертвой воды. Покропили звери Ивана и воскресили. Встал он, потянулся:

— Крепко же я заснул!

А медведь ему:

— Так бы сестрице твоей заснуть!

Через две недели Марика опять закрыла зверей в новые хлевы, а Ивану подложила в постель вилы. Пробил ими сердце свое Иван и умер.

Но звери снова вырвались на свободу и покропили своего царя живой водицей. Встал Иван, потянулся:

— Крепко же я заснул!

А медведь ему:

— Так бы твоей сестрице заснуть!

И сказал Иван зверям:

— Делайте с ней, что хотите.

Звери разорвали Марику на четыре части. И зажил с тех пор Иван со своей женой счастливо, а звери ушли в лес плодиться и размножаться.

1 Токан — каша из кукурузной муки.
2 Цапина — жердь с железным крючком на конце.
3 Колыба — землянка, в них раньше жили закарпатские лесорубы.
4 Гуня — верхняя шерстяная одежда, сермяга.

© Дизайн: S&A design team
© Все права принадлежат народу
Обратная связь
Карта сайта
расширенный
Историческая справка:
Записана П. Линтуром в селе Горинчево, Хустского района, от А. Калина. Впервые опубликована в сборнике «Закарпатские сказки Андрея Калина», Ужгород, 1955 год.