Верховина: закарпатские украинские народные сказки

Сказка про цыгана

Было иль не было, а жил себе цыган кузнец. Кузнец-то хороший, а вот с сыном никак не мог управиться. Не хотел сын учиться ни отцовскому ремеслу, ни какому другому. Так и рос неучем.

Говорит кузнец сыну:

— Коли не хочешь учиться, иди себе на все четыре стороны.

И пошел хлопец, куда глаза глядят. Ходил, ходил, нашел в лесу на дереве саблю. На сабле написано: «Кто меня возьмет, того никто не одолеет». Взял цыган саблю и сразу почувствовал силу.

Вышел в поле, видит — стоит дом в несколько этажей. Подошел ближе, пробует двери — все заперты. И хлевы тоже.

Нашел цыган какие-то ключи, стал пробовать — не подойдут ли. Один ключ подошел.

Отомкнул он дверь, вошел в кухню. Смотрит, а там — еды да питья — чего только нет. Отомкнул вторую дверь, а там — одежда всякая. Отомкнул третью, а там — полно золота и серебра.

Вдруг входят опрышки1. Схватил цыган саблю и всех двенадцать опрышков тут же на месте зарубил.

Потом вывел из конюшни лучших лошадей, нагрузил воз золотом и серебром и поехал к отцу. Приехал ночью, сложил посреди хаты свое богатство, а сам лег и уснул.

Рано утром проснулась мать, смотрит — в хате полно золота и серебра. Стала будить мужа:

— Вставай, вставай! Приехал наш сын и навез полную хату золота. Иди заяви куда надо, а то беды не оберемся.

— Иди сама, ты одета, а мне еще одеваться.

Пошла цыганка к попу, рассказывает ему: так, мол, и так. Не поверил поп, да и где такому поверить.

— Иди себе, — говорит поп, — ты, видно, хочешь у меня чего-нибудь выдурить.

— Говорю вам, отче, что правда! Идите сами посмотрите. Загорелись у попа глаза.

— Посмотреть, говоришь? Ну что ж, пойду посмотрю.

Пришел поп к цыгану и видит: хлопец еще не встал, отдыхает. А среди хаты мешки стоят — по блеску, вроде золото. Поклонился поп и говорит:

— Так ты вернулся домой?

— Как видите.

— А что у тебя за мешки в хате?

— Деньги.

— Откуда же столько?

— Украл.

— Так ты такой большой вор?

— Как видите.

— Ну, тогда приходи ко мне. Пришел цыган к попу, а поп говорит:

— Есть у меня серебряная телушка. Так вот, если ты ее украдешь, поверю, что ты настоящий вор.

А было у попа во дворе сто псов, и он знал, что к нему никто не заберется.

— Я телушку украду, только сразу зарежу.

— Да ладно уж, режь, — ухмыляется поп.

Пошел цыган в город, купил двадцать литров паленки2. Замесил на ней хлеб, испек. Вечером пришел к поповскому двору и скормил хлеб собакам. Опьянели псы, спят, которого где сморило, а хлопец — скорее в хлев. Вывел телушку, привел домой и той же ночью зарезал.

Проснулся утром поп и думает: «Проспал цыган царство небесное, не пришел воровать. За всю ночь псы ни разу голоса не подали». Встал, оделся не спеша и пошел в хлев посмотреть на свою телушку. А телушки-то и след простыл.

Побежал поп к цыгану предупредить, чтобы телушку не резал.

— Где она? Где? Отдай назад!

— Как же отдать? Ведь я говорил, что зарежу.

Почесал поп в затылке.

— Ну, ладно, пошли ко мне.

Привел к себе цыгана и говорит:

— Телушку ты украл — то дело не большое. Есть у меня серебряная кобыла. Если и ее украдешь, поверю, что ты настоящий вор.

Нанял поп четырех сторожей караулить кобылу. Два держат за уздечку, третий за хвост, а четвертый верхом сидит, за гриву держится. Приказал поп:

— Когда придет цыган, убейте его. Ничего вам не будет — я отвечаю.

А цыган купил в городе сорок литров паленки. На двадцати замесил хлеб и снова, как в прошлый раз, псам скормил. А с остальными двадцатью литрами вылез на чердак конюшни.

Сторожат сторожа, не дремлют.

— Что-то на мою голову капает, — говорит тот, что сидит на кобыле.

— Ну-ка, попробуй на вкус. Может, батюшка паленку где оставил, — советуют товарищи.

Попробовал сторож — и правда паленка.

— Слезай с коня, ищи паленку. — говорят ему.

Нашел сторож на чердаке паленку. Понапивались все, кричат:

— Где этот цыган, подавайте его сюда!

Выпили еще паленки и уснули: и тот, что на кобыле сидел, и те, что уздечку держали, и тот, что хвост придерживал.

Вошел цыган в хлев, взял трепалку, на которой женщины коноплю бьют. Вывел кобылу из хлева, а вместо нее поставил трепалку. Привязал к трепалке уздечку и вложил двум сторожам в руки. Третьего сторожа посадил на трепалку верхом. Воткнул в трепалку пучок конопли вместо хвоста и всунул в руки четвертому. А кобылу повел домой.

Встает утром поп и думает: «Псы не лаяли, сторожа не кричали, кобыла, видать, на месте».

Входит в хлев, а сторожа спят. Смотрит поп: на месте кобылы — трепалка. Взял палку и принялся бить сторожей:

— Вы, пьяницы окаянные, где кобыла?

Прибежал к цыгану, а тот еще не встал, отдыхает. Поклонился поп и говорит:

— Ты еще спишь?

— Сплю. Ночью-то спать мне было некогда.

— Приходи еще.

— Ладно.

Приходит цыган к попу, а тот говорит:

— Ты украл телушку и кобылу. Но я и теперь еще не поверил, что ты настоящий вор. Вот, если украдешь попадью, тогда поверю.

— Попадью я украду, но знай: не будет она ни твоей, ни моей —-я ее отдам черту.

— Отдавай кому хочешь.

Поставил поп двух слуг под одной дверью, двух служанок — под другой и в третьей комнате лег с попадьей.

А цыган опять накупил паленки, напек хлеба и накормил собак. Когда псы уснули, связал их по два и перекинул через забор, как бесаги3. Сделал похожее на себя чучело и прислонил к забору. Открыл дверь, смотрит — слуги спят. Связал их волосы в один узел и пошел дальше. Видит, служанки тоже спят. Связал и их волосы в узел. Вошел в третью комнату, а там поп с попадьей спят, обнявшись. Никак не взять попадью — поп услышит.

Вышел цыган во двор — и давай палкой лупить собак.

Проснулся поп, кричит:

— Вставайте, слышите, — псы лают!

Пробуют слуги подняться, да не могут: волосы у них связаны. Стали ссориться, думают, что один другого за волосы тянет. Кричит поп служанкам:

— Зажигайте свет!

А служанки подняться не могут: кто-то их за волосы держит.

Схватил поп ружье, выбежал во двор, видит — цыган стоит у забора. Выстрелил и думает: «Ну, теперь цыгану конец!»

Тем временем цыган схватил попадью — и бежать. Возвратился поп, смотрит — попадьи нет. Решил, что она вышла в другую комнату, и пошел посмотреть на убитого цыгана. А под забором не цыган, а чучело!

— Ну, украл цыган попадью!

А цыган отнес попадью к озеру, где водились черти. Вышли черти из озера, спрашивают:

— Куда несешь пани?

— Продавать.

— Продай нам, мы как раз ищем кухарку.

— Давайте мешок серебра.

— Ладно, согласны.

Взял цыган за попадью мешок серебра, вернулся домой и лег спать.

Прибегает поп:

— Ты украл попадью?

— Украл.

— Где она.

— У чертей.

— Сколько тебе за нее дали?

— Мешок денег.

— Я тебе два мешка дам.

— Теперь уже поздно.

Но поп так просил, что цыган, наконец, согласился:

— Попробую.

Купил цыган зайца, положил в мешок. Настругал колышков, забил их на берегу, а сам сидит и мотает нитки на колышки. Выходит из озера черт:

— Ты что делаешь?

— Строю монастырь.

— Не делай этого! Что хочешь бери, только здесь не строй!

— Отдайте попадью, тогда не буду.

Пришел черт к старшему в преисподней, рассказывает — так, мол, и так. Позвал старший беса — заядлого свистуна — и говорит:

— Иди, потягайся с цыганом.

Вылез бес на берег.

— Ну, цыган, коли свистнешь так, как я, вернем тебе попадью.

— Давай, будем свистеть.

Свистнул бес так, что цыган едва не оглох. Говорит цыган:

— Теперь я буду свистеть. Только я так свистну, что у тебя глаза выскочат. Иди, пусть черти тебе на голову обручи набьют.

Пошел бес в преисподнюю. Набили ему черти на голову обручи, глаза мешком завязали — чтобы не выскочили. Вылез бес на берег, а цыган взял палку да как «свистнет» беса по голове!

— Ой, хватит, один глаз уже выскочил!

Но цыган еще раз «свистнул». Выскочил у черта и второй глаз. Всполошились черти, не знают, как дальше быть.

— Не отдадим попадью! — кричат в один голос. Выбрали беса-бегуна. Вышел он и говорит цыгану:

— Теперь потягаемся в беге.

— Ладно — говорит цыган. — Только сначала догони моего младшего брата, потому что если я припущу, то земля подо мной рассыплется.

— А где твой брат?

— В мешке!

— Как его зовут?

— Яцком.

Развязал бес мешок и выпустил из него зайца. Бежит за зайцем и кричит:

— Стой, Яцко, стой!

Но Яцко не останавливается. Вернулся бес на дно озера и рассказывает, что с ним произошло.

Выбрал тогда старшой самого сильного черта и говорит:

— Иди бороться с цыганом. Если поборет тебя — тогда конец, отдадим ему попадью.

Вышел самый сильный чертяка с цыганом бороться. А цыган знал, что неподалеку в берлоге живет медведь. Говорит черту:

— Я бороться с тобой не буду. Мой меньший брат, и тот тебя так швырнет, что ты под землю провалишься. Чего ж мне с тобой возиться?

— А где твой брат?

— Мой брат сидит в земле. Выломай жердь подлиннее и пошли.

Выломал бес жердь, и пошли они в лес. Возле самого леса говорит цыган:

— Иди, хлопче, сам. Плохо будет, если он меня увидит. Тогда уж тебе конец.

— А как зовут твоего брата?

— Матий.

Зовет бес медведя из берлоги:

— Матий! Матий! Выходи бороться.

Медведь не идет. Сунул черт жердь в берлогу и ворочает. Медведь рассердился, вылез из берлоги и так ухватил черта, что тот завизжал:

— Хватит, Матий, отпусти меня!

Еле вырвался — и наутек. Вернулся в преисподнюю и рассказывает, что с ним произошло.

Ничего не поделаешь — пришлось чертям отдать попадью. Отнес ее цыган к попу и получил два мешка денег.

Ну, теперь денег много, можно жить, ни о чем не думая. Стал цыган к хозяйству присматриваться, и не понравилось ему, что мать ходит к чужим людям за молоком. Думает цыган: «Столько у меня денег, а мама ходит с кувшином, как за подаянием!»

Пошел и купил корову.

— Ну, мама, вот вам корова, и не ходите больше по чужим людям.

Хорошая была корова. Приметили ее торгаши и стали думать, как бы ее у цыгана выдурить. Только цыган за порог — торгаши в его хату.

— Продай козу! — просят у матери.

— Да это ж не коза, это корова!

— Ты что, уже козу от коровы отличить не можешь?

И убедили-таки цыганку, что это коза. Продала она торгашам корову.

Прошло несколько дней, сын и спрашивает:

— Мама, почему ты опять за молоком по чужим людям ходишь? Куда девалась корова?

— Продала я, сынок. То была коза, а не корова.

Разозлился цыган и решил проучить торгашей. Купил старую клячу, вложил в нее три монеты, чтобы торчали, и погнал на ярмарку. Встречают его торгаши, смотрят на монеты, спрашивают:

— Куда ведешь кобылу?

— На ярмарку.

— Продай нам.

— Вы эту кобылу не купите, она дорогая.

— Сколько просишь?

— Тысячу монет.

Купили торгаши кобылу за тысячу монет. Один сел на нее, другой сзади идет — чтобы деньги собирать, которые из кобылы будут сыпаться. Упала одна монета, поднял ее торгаш. Идут дальше. Упала и вторая монета. Затем и третья. И на этом все кончилось — больше ни одной монеты не выпало. Остановились торгаши посреди дороги, советуются, как быть.

— Убьем кобылу и вытащим деньги.

Убили кобылу, распотрошили, а там денег нет. Уж как они ругали цыгана, но ничего не поделаешь.

— Погоди, погоди, мы тебе покажем!

А цыган разбогател, завел себе пасеку. Решили торгаши украсть у него пчел. Проведал об этом цыган, залез в пустой улей и ждет гостей.

Пришли ночью торгаши на пасеку, стали выбирать улей потяжелее. Взяли самый тяжелый и понесли. Когда вышли за село, цыган высунулся из улья и стукнул переднего по голове.

— Ты чего меня бьешь? — набросился тот на товарища.

— Я тебя не бил!

Несут дальше. Цыган опять высунулся и стукнул переднего.

— Ты опять меня бьешь?

— Говорю тебе, что не бью!

— Давай поменяемся. Иди ты впереди, а я пойду сзади. Поменялись, идут дальше. Вдруг цыган как стукнет изо всех сил переднего торгаша по голове.

— Теперь ты меня бьешь?

— Я не бью.

Перепугались торгаши, бросили улей — и бежать. А цыган им вслед:

— Держи воров!

Сел цыган под дубом, сидит, покуривает. Слышит — свадьба идет, песни поет. Влез цыган на дуб и сам поет: «Диво-чудо, диво-чудо!» Услышал староста песню и говорит своим:

— А ну-ка, помолчите! Слышите, как птица поет? Давайте поймаем ее и невесте подарим.

Оставили невесту среди дороги и бросились в чащу птицу искать. А цыган тем временем слез с дерева и говорит девушке:

— Скидай платье, а то убью.

Сбросила она платье и убежала. А цыган переоделся в одежду невесты. Вернулись люди из лесу, и никто не обнаружил обмана.

Когда гуляли на свадьбе, цыган хорошо выпил. Смотрят гости, удивляются:

— Что это за невеста, которая стыда не знает! Ест и пьет не хуже мужчины.

Когда гости разошлись и все в доме уснули, цыган встал тихонько и вышел в сени. Там ночевали овцы, и среди них баран с огромными рогами. Взял цыган этого барана, подтащил к жениху и положил ему в постель вместо невесты. Проснулся ночью жених, стал обнимать «невесту». Трогает голову, а на голове — рога. Кричит парень отчу:

— Няньо, у мамы были рога, когда ты женился?

Отец не знает, что ответить, потому что жена близко.

Зажгли свечу, видят — возле сына баран лежит.

— Ну, сынок, хорошо же ты женился!

А цыган стоит у хаты и смеется.

1 Опрышки — разбойники.
2 Паленка — водка.
3 Бесаги — гуцульские переметные сумы из кожи или грубой ткани.

© Дизайн: S&A design team
© Все права принадлежат народу
Обратная связь
Карта сайта
расширенный
Историческая справка:
Записана П. Линтуром в селе Горинчево, Хустского района, от Д. Петрика.