Верховина: закарпатские украинские народные сказки

Пареный поп

Любил поп Марийку. Ходил к ней. А у Марийки был муж. Муж редко бывал дома, и когда ни придет — жена все больна.

— Ой Марийка, что у тебя болит? Наготовит муж еды всякой.

— Ешь, Марийка!

— Ох, ох, не говори мне про еду! Я сегодня и печь не топила — ничего мне уже не надо. И стонет Марийка на печи.

— Может, выпила б ты, Марийка, паленки?

— Может, и выпила бы, если б принес. А есть — ничего не могу.

Пошел муж за паленкой.

— Дайте мне хорошей паленки: у меня жена больна.

— Вот дурной Иван! Твоя жена больна? Когда поп к ней придет, тогда она не больна.

— Стыдно вам, сосед, не верить больному человеку!

А корчмарь говорит:

— Ну, ну, Иван! Приди-ка домой днем, и сам увидишь, что творится в твоей хате, когда тебя нет.

Иван принес паленки, налил жене:

— На, выпей, хорошая паленка. Марийка выпила чарочку.

— Может, съела бы чего?

— Ох, ничего я не хочу.

— Чем же ты, бедняжка, жить будешь? Знаешь ведь, я возле тебя сидеть не смогу, время дорого, работать надо. Поднимайся помаленьку.

— Иди, иди, я уж как-то буду бедовать: или помру, или выживу.

И отправился Иван на заработки. Поп увидел, что он ушел, приходит к Марийке.

— Иди, Марийка, принеси паленки.

— Я не пойду, — отвечает женщина, — увидит корчмарь, что я здорова, и наплетет на меня мужу.

— Правда твоя, Марийка! — говорит поп. Пошел сам, принес паленки.

Наготовила Марийка для попа разных закусок. Есть что и выпить, всего хватает.

Пока выпивали и закусывали, вошел в хату цыган. Они его не увидели, не услышали. Думает себе цыган: «Авось, они пьяные уснут и всего не поедят, не выпьют». И тихонько спрятался под кровать.

Вернулся ночью Марийкин муж. Во дворе загремел воз. Поп испугался и говорит:

— Марийка, где бы мне спрятаться?

И впопыхах плюхнулся под кровать. Закуску и выпивку Марийка тоже под кровать спрятала.

Ну, уже под кроватью двое — цыган и поп.

Пока муж лошадей привязал, дал им сена, Марийка убрала в хате и легла себе на печь.

Вошел муж в хату, спрашивает:

— Ну как, Марийка, легче тебе?

— Ох, так плохо, что и говорить не могу.

— И не ела ничего?

— Ничего я не ела, ничего не пила.

А цыган уплетает под кроватью закуску. Выпил, закусил и говорит попу:

— Давай, паночку, песни петь.

А поп и не дышит, только думает: «Беда б тебя, цыган, забрала!»

Говорит поп:

— Молчи! Бери сапоги, только молчи, а не то хозяин услышит — убьет нас!

— Но-но, паночку, нас двое.

Взял цыган сапоги, натянул на ноги.

— Ой паночку, кабы мне походить в сапогах.

— Бери, цыган, штаны, только молчи. Взял цыган и штаны у попа.

— Ой, паночку, кабы я прошелся по хате, посмотрел бы, годятся ли они мне.

— Молчи, цыган! Бери и рясу, только молчи. Цыган взял и больше не слушал попа. Вылез из-под кровати.

— Дай вам бог здоровья, хозяин!

— Дай бог здоровья и вам! — отвечает хозяин. Видит он, что одежда поповская, и думает, что это — настоящий поп. Говорит:

— Пусть садятся пан превелебный. — И спрашивает, зачем поп так поздно пришел. Говорит цыган:

— Слышал я, что ваша жена больна, хотел справиться о здоровье. Что у вас, Марийка, болит?

Марийка видит, что то не тот поп и думает: «Это мошенник какой-то».

— Ну, — говорит цыган, — пан хозяин, знаете что?

— А что, пане превелебный?

— Я больную посвячу, видать, болезнь ее нечистая.

— Ой пан превелебный, я бы честно вам заплатил, лишь бы мою хату посвятили, чтоб жена не болела больше. Жена отговаривается, а муж свое:

— Цыть, жена! Даст бог, тебе легче будет.

— Эй, муженек, не выбрасывай денег, ты их тяжело зарабатываешь!

— Я тебя не спрашиваю, Марийка! — сердито говорит муж. — Так сколько вы просите, пан превелебный, за то, что посвятите мою хату?

— Одну десятку.

Дал хозяин десятку.

— Ну, пан хозяин, делайте все так, как я буду говорить. Есть у вас железный горшок?

— А для чего вам горшок?

— Кипятку заварить.

Поставил хозяин в горшке воду греть. Закипела вода.

— Ну, пан хозяин, возьмите дубину в руки, станьте в дверях, а я буду святить.

Взял цыган кипяток и начал лить в каждый уголок. Льет и приговаривает:

— Свят, свят, господь.

Поп отодвигается все дальше и дальше, а цыган все больше и больше льет кипятка. Не выдержал поп, выскочил из-под кровати.

— А теперь, пан хозяин, бейте дубинкой! Видите, какой большой черт! Говорил я вам, выгоню черта из вашего дома.

Хозяин попа крепко побил.

— Ну, теперь, пан хозяин, я его выпущу, хватит уже ему. Больше ваша жена никогда не будет болеть.

© Дизайн: S&A design team
© Все права принадлежат народу
Обратная связь
Карта сайта
расширенный